ГЛАВНОЕ МЕНЮ

Все от неграмотности
Все эти "прыжки во времени" происходят от тотальной безграмотности
Виталий Кокшилов утвержден в должности вице-мэра Волжского
В его вотчине по-прежнему остаются вопросы капитального строительства, благоустройства и дорожного хозяйства
Популярное
Самое обсуждаемое

Яндекс.Метрика
Уходили в поход партизаны…

Уходили в поход партизаны…

Отмечаемый ежегодно 29 июня День партизан и подпольщиков – новая дата в календаре российских памятных дат. В 2009 году День партизан и подпольщиков был включен в список памятных дат и получил официальный статус.

Исторической предпосылкой установления Дня партизан и подпольщиков именно 29 июня послужил выход директивы Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей. Директива вышла 29 июня 1941 года, в ней указывалась необходимость создания партизанских отрядов: «в занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии…, создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия».

…«Achtung, guerillakämpfer!»… «Внимание, партизаны! Запретная зона! За нарушение – расстрел!»… Похожие надписи на русском и немецком языках можно было встретить в тысячах и тысячах больших и малых населенных пунктов на оккупированных врагом территориях, в городах и деревнях, в селах и поселках. Повсюду народ поднялся на борьбу с захватчиками. Как когда-то в первую отечественную войну при Наполеоне: «…поднялась дубина народной войны…». В общем, что-то подобное мы уже проходили…

Партизанскими тропами

Волжанка Мария Петровна Никифорова (в девичестве Гришина) – участница партизанского движения. Была разведчицей в партизанском отряде. Много раз ходила на оккупированную противником территорию и в немецкий тыл, откуда возвращалась с важными сведениями. Среди ее наград – орден Отечественной войны, медаль «За отвагу». Должны еще были наградить орденом Красной Звезды, направили соответствующее представление. Но так почему-то и не наградили.

Вот что сама Мария Петровна сегодня рассказывает о тех днях:
- В семнадцать лет я оказалась в партизанах. Мы перед войной жили в селе Рассыпное на луганщине (в ту пору Ворошиловградская область). Накануне начала войны у нас, окончивших девять классов, был выпускной. В ночь на 22 июня мы группой гуляли. Гуляли до четырех утра. У нас в селе у дома сельсовета тарелка радио висела на столбе. И вдруг в это самое время – в четыре часа! – из нее донеслось: «Внимание! Внимание!». Мы все кто был, бросились слушать. А из рупора голос: «Внимание, на нашу страну напал Гитлер!». Вот как для нас началась война.

Тогда мы, кто были выпускники, собрались группами и пошли в военкомат. Он находился в двенадцати километрах от нашего села, в райцентре Лозно-Александровка. Пришли и сказали: мы хотим на фронт.
У нас в классе училось сорок два мальчишки и три девочки – я, Вера Купреева и Маша Туркина. Ребята были и такие, кто с двадцать третьего, и с двадцать второго года. Таких забрали воевать. А нас, девочек, отправили домой, сказали: подрастите.

Вернулись мы обратно в село.
Отца моего забрали на фронт. Он погиб в сорок втором на Дону под Сталинградом – его окоп немецкий танк раздавил.
В партизаны я попала в августе сорок первого. У нас в лесу под Лозно-Александровкой уже был партизанский отряд. Мы к ним тогда пошли втроем – я, сестра моя Мария и еще одна девочка, моя подружка по имени Настя. Мы между собой называли ее Наня. Нашли в селе партизанского связного по фамилии Щербина – сестра его знала – он нас и проводил в партизанский отряд в лес.
В отряде было человек сто, все ребята молодые. Командиром был Володя Головко, начальником штаба – Скорик Леонид, разведкой командовал Леонид Казбан. Вооружены были кто чем. Но запас боеприпасов у нас был.
Определили меня в разведку. Мне в ту пору шел семнадцатый год. Но выглядела я младше. Меня так тогда и называли: маленькая разведчица.

В октябре месяце в наши места пришли немцы. Лес они обходили. Я была разведчицей, Наня была разведчицей… Засылали нас к немцам. Ходили мы в село. Придешь – все запомнишь, что увидел. Какие танки, сколько их. Какая одежда на немцах. Легенда, на случай если задержат, у нас была припасена в общем стандартная: потерялись, идем искать маму, папу. Вот так и ходили. Попутно заходили в избы, просили поесть. С собой-то мы кушать ничего не брали. Вот так и спрашивали у людей: дайте бурячка (свекла. – Авт.), или картошечку, или хлеба кусочек… Трудно было очень.

Первое мое задание было в октябре сорок первого года – мост перейти через реку у Лозно-Александровки. Мостик небольшой там был. Вот надо было пройти по нему в поселок и узнать, заминирован он или нет. А потом обратно вернуться в отряд. Наше командование планировало контрудар. Мост хоть и небольшой, но крепкий, танки по нему могли проходить. Так что, в этом отношении объект был «стратегический».
Положили мне в карман всяких пузырьков. Легенда у меня была – якобы бабушка у меня заболела, от матери иду лекарства ей отнести. Сказали: если что – плачь.

И потопала я в поселок.
А на мосту немецкий часовой стоит. Меня увидал – автомат наставил, кричит: «Прочь! Прочь! Нельзя! Пух-пух тебя сейчас!». Что делать? Я – давай плакать. Думаю: авось разжалоблю немца. В то время я еще не знала толком, что такое страх и что такое смерть. Мне ведь всего шестнадцать лет было. Девчонка совсем.

Немец меня схватил за шиворот и потянул через мост в караульную будку. А я тем временем, пока он меня тащит, вокруг озираюсь. Вижу: мост заминирован. Пришли – там еще трое немцев было. Посмотрели они на меня, в чем я одета. И говорят промежду собой: «Киндер, киндер». Ребенок, значит. А я им пузырьки показываю, легенду про маму и больную бабушку рассказываю.

Немцы послушали, послушали – да и выкинули меня из будки на улицу. Только что выпал первый снежок – так я прямо лицом в снег угодила. Ободралась и заплакала еще больше. Немцы меня подняли, рукой показывают: давай, туда иди. А назад – нельзя. А то пух-пух!..
А мне того только и надо. Я же знала адрес, куда мне идти. Мне в отряде говорили: в поселке придешь к Ильницкому Владимиру Ивановичу. Он тебе все расскажет. И сама по дороге смотри и запоминай, где у немцев что расположено. Где пункты наблюдательные, где какие части. Пришла я домой к этому Владимиру Ивановичу, он меня за стол усадил и говорит: «Выучи вот эти цифры. Только смотри не перепутай ни одной цифры. Если перепутаешь – это уже будет большая ошибка». Я все выучила.

На следующий день ожидали наступления наших на поселок. Немцы собирали население – стариков, женщин, детей – и переводили на нейтральную территорию. Не знаю, зачем они это делали, но это было так. Ильицкий меня подвел к какой-то женщине и с ней я оказалась на нейтральной полосе – под видом ее дочери. Там, где мы остановились, был большой ров. И вот по этому-то рву я ночью пробралась на трассу. Там меня встречали партизаны, чтобы отвезти в штаб Юго-Западного фронта. Моих сведений ожидали для начала наступления.
На повозке мы приехали в город Ровеньки, где располагался штаб. И я рассказала все то, что Ильицкий мне рассказал в поселке и что я сама там увидела. После этого меня отправили отдыхать. Забралась я на натопленную печь и заснула. А утром меня будят: «Девочка, девочка, вставай. Слышишь? Это по твоим целям бьют!». Вот такое было мое первое задание. Потом их много было, таких заданий…

Одно запомнилось. Зимой это было сорок второго года. Шли мы вдвоем с одним из партизан. Тому было сорок пять лет. Как бы он мне отец, а я его дочка – такая у нас была легенда. Нам предстояло зайти на двести километров в немецкий тыл и разведать по пути их систему оборонительных укреплений. Идем, можно сказать, по сплошному «минному полю» – вокруг все заминировано. Шли по ночам, днем прятались где придется. Кругом на много километров – немцы. Мимо ездят, на гармошках играют, поют… Все же мы выбрались на трассу. Видим – мимо немецкая машина едет. А напарник мой – он прекрасно немецкий язык знал. Остановил машину, давай немцам рассказывать, что он и я от красных убегаем. Дескать, он староста в селе был, а я его дочка, больная. И так он немцев сумел убедить, что они нас даже на машине своей подвезли до какого-то города. А уж оттуда мы пешком опять добирались. И все разведывали.

Добрались на место. Надо информацию передавать по рации – а радиста немцы взяли. Что делать? Отправились мы в дом к местному полицаю – отметиться, чтобы не подозревали. Рассказал мой «отец» опять нашу «сказку». Полицай вроде как поверил. Даже накормил нас. Потом мне говорит: иди, девочка, на улицу, там с дочкой моей поиграйте. Пошли мы гулять на улицу. А там – мальчишки маленькие бегают, лет по восемь по десять. Ребята – они ведь народ любознательный. Встречаются друг с другом – и начинают новостями делиться. А вот там немцы стоят, а вот там у них пушки… А мне этого и надо. Знай только слушай да запоминай.

Назад с этого задания я уже одна возвращалась. Напарник мой остался там. Дело уже к весне было. В ту пору многие бежали от немцев. Пристроилась я к какой-то повозке – вроде как от своих отбилась – и вот с нею-то и вернулась назад. Почти до линии фронта дошли. Остановились перед Донцом, это речка такая.

Как переправляться? Плаваю-то я неважно. Пошла вдоль реки. Попался мне навстречу наш раненый солдатик, молоденький паренек. Он тоже к своим выбирался. И мы с ним вдвоем поплыли через Донец. Плывем, вода холодная. А по нам немцы стреляют. Только фонтанчики от пуль по воде. Нас обоих ранили. Его – в руку, а меня – в пятку. Кое-как доплыли.

На берегу нас встретили свои: кто такие, куда? У нас ведь ни документов, ничего с собой не было. Как-никак из немецкого тыла пробирались. Когда все выяснилось, пришла за нами машина и увезла. Дали нам отдых.
По-разному приходилось решать задачи. И под проволокой колючей ползать, и через реки переплывать… Страшно было. Бывало что и немцы по мне стреляли. Обстреляют, схватят – тут уж если сможешь их убедить, что ты просто маму-папу ищешь, значит, живая останешься. А нет… Наня вон, которая со мной в отряде была, погибла во время задания. Поймали ее немцы и повесили на площади. Вместе с напарником по фамилии Пономарев. Я самолично видела, как их казнили. До того было жалко… Мы двумя группами в Лисичанск добирались. Со мной в паре шел Сафронов. Пришли мы в Лисичанск – и слышим: девочку вешают вместе с парнем. Сафронов мне и говорит: «Пойдем посмотрим, кого вешают. Уж не наших ли?». Пришли – так и есть. Наших вешали. Потом, уже после войны, мне пришлось про все это рассказывать матери Нани. А парня этого, Пономарева, я не знала. Знал Сафронов, но и он тоже погиб потом в боях.

Вообще наши, конечно, многие погибали. Сыворотский Валера, одноклассник мой – он подрывником был у нас в отряде. Надо было взорвать железную дорогу, по которой немецкий военный эшелон проходил с солдатами. Дорогу взорвали, поезд пустили под откос. Много немцев погибло. Но вот Валера при этом погиб. В целом в нашем отряде из сотни человек, что в нем были в августе сорок первого года, к концу ноября сорок второго, когда отряд в полном составе влился в действующую армию, погибло не меньше тридцати человек. Ранило и мою сестру Машу: попала она под бомбежку.

Конечно, многих немцев мы побили. Эшелоны пускали под откос, не один такой был эпизод. Да и вообще: как только кто увидит, что немец какой-нибудь от своих в лес далеко забрел – сразу: бах – и нет немца. Оттащат его потом подальше, спрячут – и все.
Немцы постоянно искали наш отряд. Мы несколько раз перебазировались с места на место. Как получали весточку от связных о том, что немцы собираются прочесывать лес, так ночью снимались и через болото уходили. Настилали на болото дощечки – этакую гать – и по ним перебирались. Кое-кто проваливался, но их вытаскивали. Обустраивались на новом месте – и вновь начинали действовать. Бывало, объединялись с другими отрядами. Так что, повоевать пришлось…
Кстати, из сорока двух ребят, моих одноклассников, с войны домой возвратились только семеро. Вот какая это была война…

Партизанское Левобережье

Не оставалось в стороне от партизанского движения и наше прифронтовое Левобережье. В октябре 1942 года в Среднюю Ахтубу прибыл представитель штаба партизанского движения на Сталинградском фронте генерал-майор Тимофей Петрович Кругляков. Целью его приезда была организация и координация партизанского движения в Сталинградской области. В здании среднеахтубинской школы имени Ломоносова открыли спецшколу для подготовки людей к борьбе в тылу врага. В ней обучалось 345 человек, в большинстве своем молодежь из Москвы и Сталинграда. Были, впрочем, в ней и местные жители, среднеахтубинцы: инженер плодозавода Шуин, механики Заплавинской МТС Филатов и Петров. К обучению привлекались в основном молодые люди.

Четвертого ноября 1942 года немцы подвергли Среднюю Ахтубу ожесточенной бомбардировке. В этой бомбежке участвовало семнадцать самолетов врага. Жертв в школе не было, но среди жителей погибших было много.
В ночь следующих суток спецшкола перебазировалась в хутор Дядькин Ленинского района, где продолжила свою работу. Оттуда подготовленных партизан группами по 17-19 человек забрасывали в тыл врага.
Школа имени Ломоносова в Средней Ахтубе существует и поныне. Кстати, улица, на которой она находится, и где в сорок втором располагалась партизанская спецшкола, так и названа – Партизанская.

Партизанами за время Великой Отечественной войны было уничтожено, ранено и захвачено в плен более миллиона фашистов и их пособников, было уничтожено более четырех тысяч танков и бронемашин, 65 тысяч автомашин, 1100 самолетов противника. В массовых операциях было разрушено и повреждено 1600 железнодорожных мостов, пущено под откос более 20 тысяч железнодорожных эшелонов гитлеровских войск. В настоящее время многие документы, рассказывающие об истинном подвиге партизан и подпольщиков в годы войны, еще хранятся в государственных архивах под грифом «Совершенно секретно». Возможно, введение в 2009 году этой «военной» памятной даты послужит поводом к дальнейшим исследованиям и открытию неизвестных страниц партизанской славы. И, конечно, учреждение Дня партизан и подпольщиков должно стать данью глубокого уважения к жизням и подвигу людей, благодаря которым в 1945 году была освобождена наша Родина.


Автор: Сергей Хохлов Дата: 28.06.2013 00:00
Просмотров: 9317 Источник: Ahtuba34.ru
Рейтинг: 1
Короткая ссылка: http://ahtuba34.ru/~kM5Hq
Теги: партизаны, подпольщики, календарь российских памятных дат, Мария Петровна Никифорова, орден Красной Звезды, Сталинград, Гитлер, великая отечественная война, радист

0
Прохожий
несколько лет назад в КП комсомольской правде, была вкладка  среднеахтубинский район, была статья про бывшего главу Суходола, который был командиром партизанского отряда в Европе,  то ли в Югославии, то ли в Голландии и очень там знаменит даже по моему какая то улица носит его имя... никак не найду этот выпуск
Имя Цитировать 0
  
Опрос недели

результат прошлого опроса >>>

  1. Если вы планируете летние каникулы вашего ребенка, как он будет их проводить этим летом?
    1. Останется в городе и будет предоставлен сам себе. - 40%
       
    2. Поедет отдыхать в другой город/ в деревню/ на дачу. - 28%
       
    3. Еще не планировали. - 17%
       
    4. В пришкольном или загородном лагере. - 10%
       
    5. Трудоустроится и будет помогать семье. - 5%
       
Волжские блоги
Записывать видос самоудовлетворения – сие чревато, конечно. Особенно при таком количестве любителей ...
03.12.2020 12:13:53 Просмотров: 52 1
Эк прорвало болезного. Едва похоронили гр. Жванецкого, как тов. Поляков, председатель редакционного ...
27.11.2020 14:25:29 Просмотров: 155 1
Всего два года займут этапы большого пути к «получению медицинской помощи по-новому». Сперва докумен...
13.11.2020 12:32:27 Просмотров: 530 2
Ну продули и продули, чай не первый и не последний раз. Но фанаты "Ротора" после проигрыша ЦСКА заче...
05.11.2020 11:06:45 Просмотров: 479 1
Происшествия в Волжском


16+