Волжские блоги - Современный сайт Волжского
ГЛАВНОЕ МЕНЮ

телефонные мошенники атаковали меня внезапно, вчера, после обеда с номеров телефонов:
-961-913-79-00
и
961-594-63-79- представляется Серг.Николаевич.

Схема прежняя, откатанная,
на фоне сильных...
426 «маломощным» домам Волжского не избежать оснащения ОДПУ (список МКД)
Приборы учета должны быть установлены и введены в эксплуатацию до 1 января 2019 года

Популярное
Самое обсуждаемое

Яндекс.Метрика
  • Архив

    «   Ноябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30      

Забытые герои: Матросовцы


Мы встретили очередной оболганный и испохабленный День Победы. Глумясь над памятью героев, чиновники и правители буржуазной России произносили с трибун помпезные речи о том, как они чтят память погибших и говорили фальшиво и высокопарно тем, кто остался в живых: «Земной поклон вам, ветераны! Ваш подвиг у всех нас в сердцах!». И делали вид, что не понимают очевидной истины – что мертвые погибли не за тот строй и не за ту страну, в которой мы теперь живем. Что для живых ветеранов все, что их теперь окружает – величайшее оскорбление, постоянная горечь и боль за их чистые и светлые мечты о счастье для своей Родины и своих потомков.
Да, наша буржуазия не прочь играть в патриотизм и славословить Великую Отечественную. Но нередко она показывает свое настоящее отношение к войне советского народа за свою свободу. Нередко она дает увидеть, насколько нынешнее буржуазное российское общество по своей сути чуждо и враждебно подвигу советского народа.
В 2007 году на российские экраны вышел фильм «Сволочи» — дышащий злобой и подлостью, паскудно-клеветнический фильм о Великой Отечественной войне. Начиная от совершенно нелепого, невозможного, откровенно лживого сюжета до подбора актеров – все имеет одну цель – оплевать подвиг советского народа в войне, испакостить его и поглумиться над ним.
Все здесь просто потрясает своей бесстыдной и наглой лживостью. Ну, как вам понравятся байки о том, что Советская власть будто бы дошла до такого цинизма, что несовершеннолетних подростков, совершивших особо тяжкие преступления – заставляла насильно воевать, делала из них диверсантов-смертников и засылала в тыл к немцам. И что якобы дети, выполнившие задание — по замыслу кровожадных советских чекистов не должны остаться в живых, обречены погибнуть.
И все в таком роде. И наплевать создателям фильма на то, что в тыл к немцам никогда бы не стали засылать уголовников, да еще и таких, кого насильно заставляют воевать. В немецкий тыл для выполнения особо важных заданий направляли только людей особо сознательных, не раз испытанных, в чьей идейной стойкости и выдержанности были твердо убеждены.
И уж, конечно, не могло быть и речи кого-то принуждать к такой работе в тылу врага против его воли. Наоборот – из множества желающих заниматься такой опасной и важной для Советской армии работой отбирали именно тех, кто самым настойчивым образом стремился именно к такой деятельности, кто не раз и не два просил и настаивал направить его в тыл врага. Взять кого-то и силой, против воли направить на такую ответственную работу, от которой часто зависела жизнь и смерть многих советских людей, а иногда и исход важнейших военных операций, чуть ли не судьба всей войны – попросту идиотизм. И вот создатели фильма пытаются представить дело так, что советские военачальники были не только зверями — но и идиотами, раз хватали малолетних преступников и засылали их против их воли в тыл к немцам для диверсий.
Шокирует своей подлостью и другая ложь – что якобы вдобавок советские военные обрекали засланных в тыл к немцам людей на смерть, старались их ликвидировать после выполненного задания. Спрашивается, зачем советскому командованию было так поступать? Зачем уничтожать людей, которые совершили подвиг, нанесли урон врагу? Явно создатели фильма, воспитанные на бандитских кинофильмах, где принято «убирать свидетелей» — перенесли близкие и классово-родные им обычаи и воззрения воровской среды на Советскую армию, мораль преступных «авторитетов» – на советских командиров, коммунистов и комсомольцев.
И вот эти и подобные клеветнические эффекты раз за разом вбиваются, вколачиваются в сознание зрителя. С одной стороны – зверские, безжалостные, дегенеративные лица якобы советских военных, которые словно бы только что снимались в современном бандитском серале и с тем же гримом пришли играть в «Сволочи». С другой – несчастные, беспомощные, тоскующие лица детей. Надо всячески показать — это безответные жертвы советского режима, подчеркнуть безысходность и трагизм их положения — «дети, которых заставляют воевать»!
И ни слова, ни намека о том, что в Великую Отечественную вот такие дети сами сотнями и тысячами рвались воевать с фашистами, прибавляли себе возраст, убегали из дому, пытаясь попасть на фронт – их ловили и возвращали домой, а они снова убегали. И при очередной поимке упрямо доказывали, что они почти взрослые и будут «бить фашиста» не хуже больших, и умоляли отправить их на передовую, потому что им непременно нужно отомстить за отца или мать, брата или сестру, и вообще за всех погибших советских людей. А советские командиры, которых создатели «Сволочей» изобразили безжалостными зверями – старались уберечь детей от тягот войны, объясняли им, что, мол, рано тебе воевать. Ни слова и о том, что немало детей в силу разных обстоятельств все-таки попадали на фронт, становились сыновьями полка, партизанами, юными разведчиками, снайперами – и воевали не хуже взрослых, совершали беспримерные подвиги и многие из них награждены самыми высокими советскими наградами — звездами и званиями Героев Советского Союза.
Но среди всей этой клеветы, лжи, тошноты, мерзости и подлости побила все рекорды одна фраза. Она мгновенно показала – как же ненавидят создатели фильма подвиг советского народа, боровшегося ни с кем-нибудь, а со своим классовым врагом, от имени которого и выступают сейчас создатели фильма «Сволочи». Как сотрясаются они от злобы к тому обществу, которое победило их в Великой Отечественной войне и к его морали — морали советского человека.
Один из охранников диверсионной школы предлагает беспризорнику бежать. А иначе, мол, отправят тебя на фронт – «амбразуры ж…й затыкать». Такими словами эти мрази говорят о подвиге Александра Матросова и сотен и тысяч других, кто повторил его подвиг. Можно не сомневаться, что создатели фильма — все, кто в нем участвовал, кто приложил руку к этой мерзости, сами-то точно на амбразуры не полезли бы, они предпочли бы отсидеться где-нибудь в спокойном месте, пока другие защищали бы их свободу и их сытую жизнь.
Стоит ли говорить, что так глумиться над подвигом трудового народа может только его заклятый враг? И стоит ли говорить, что при власти рабочего класса никто не мог бы не то, что снять такой фильм, но даже подумать об этом? Что теперь это стало возможно лишь потому, что наше нынешнее общество — полностью враждебно, противоположно тому обществу, которое одержало победу, что правят сегодня у нас бал те, кого тогда победили советские рабочие и крестьяне?
Чтобы показать это, мы предлагаем прочесть статью советского времени, чтобы показать – как тогда относились к подвигу матросовцев и какими словами тогда об этом рассказывали.

МАТРОСОВЦЫ

Автоматчик Александр Матросов видел, как один за другим падали, обагряя кровью снег, его товарищи. Шестеро уже погибли, так и не достигнув дзота.
Тогда Александр решился… Подбежав к дзоту, прижался к амбразуре. Человеческое сердце оказалось непробиваемым заслоном… Гвардейцы ринулись в неудержимую атаку. Боевая задача была выполнена.
Ныне имя Героя Советского Союза гвардии рядового Александра Матвеевича Матросова известно всему миру. И тем дороже для нас эта память, что у Матросова были предшественники и сотни последователей, которых мы называем матросовцами. Они были сынами разных народов, они из единой советской семьи.
И Родина одинаково чтит их подвиги — русского С. И. Акифьева, сына украинского народа Ф. Р. Горбача, белоруса П. И. Аврамкова, казаха С. Б. Баймагамбетова, армянина У. М. Аветисяна, еврея И. Р. Бумагина, марийца 3. Ф. Прохорова, узбека Т. Эдржигитова, эстонца Я. М. Кундера, азербайджанца Герай Лятиф оглы Асадова, башкира М. X. Губайдуллина, бурята И. Н. Баторова, киргиза Ч. Тулебердиева, татарина Б. Г. Шавалиева и многих, многих других.
Большинство воинов-матросовцев были коммунистами и комсомольцами. Некоторые же были приняты в ряды партии и комсомола посмертно, если у секретаря партийной или комсомольской организации оставалось заявление, написанное перед боем. «Прошу считать меня коммунистом (комсомольцем)». Самой смертью своей доказывали они высшую степень преданности Соетской Родине.
…В трудных боях за Новгород участвовали сержант Иван Герасименко, рядовые Александр Красилов и Леонтий Черемнов, Продвижение их взвода сдерживали укрытые в дзотах три вражеских пулемета. А гранаты и патроны кончались. И тут, не сговариваясь, три бойца-коммуниста, три жителя из Новокузнецка, бросились на амбразуры трех дзотов. Это было 29 января 1942 года.
Сегодня их именами названы улицы города, за который отдали они свои жизни. В Новгороде и в Новокузнецке установлены памятники им, трем Героям Советского Союза.
Среди матросовцев были командиры. Капитан М. Г. Калинкин командовал стрелковой ротой. 22 ноября 1943 года рота вела бой у деревни Студенец. Капитан Калинкин, уже получивший ранение, продолжал оставаться в строю. Из захваченных окопов он увлек свою роту в глубину вражеской обороны, но тут заработал скрытый в дзоте пулемет противника. Пришлось залечь в снегу. Капитан бросил в дзот две гранаты и в этот момент был ранен вторично. А пулемет все бил и бил, уничтожая бойцов. Собрав последние силы, Калинкин подполз к амбразуре и закрыл ее своим телом…
Воины-матросовцы представляли различные рода войск и многие воинские специальности. Среди них были и стрелки, и автоматчики, снайперы и пулеметчики, разведчики и связисты, кавалеристы и саперы, танкисты и артиллеристы, огнеметчики и военфельдшеры. Всех их объединяло жгучее стремление поскорее очистить родную землю от фашистской скверны.
Но и за пределами Родины советские люди, ощущая себя полпредами всего народа и социалистического общества, шли на героические подвиги.
За освобождение польской деревни Герасимовичи отдал свою жизнь Герой Советского Союза матросовец Григорий Павлович Кунавин. И с тех пор каждый год, начиная первый урок, учитель местной школы непременно рассказывает ребятишкам о советском человеке, отстоявшем для них мир и свободу ценой собственной гибели.
На подступах к Будапешту погибли, как Матросов, А. П. Исаев, Н. П. Шапкин, В. М. Сытник. В один из последних дней войны в Берлине последовал примеру Матросова сержант Архип Манита.
В далекой Италии в рядах движения Сопротивления сражался гражданин Советского Союза Геворк Колозян. Он бежал из фашистского плена и оказался в составе партизанской итальянской бригады «Гуидо Боскалья». И сейчас помнят его в Италии, скромного и храброго бойца-партизана, помнят его веселый, добрый нрав и постоянную готовность прийти на выручку товарищу. Летом 1944 года бригада вела бой с карателями. И в этом бою, грудью защитив своих итальянских товарищей по оружию, погиб, как Матросов, советский человек Геворк Колозян. Правительство Италии наградило его посмертно «Бронзовой медалью за военную доблесть». В 1966 году она была вручена на вечное хранение братьям Геворка.
Подвиг матросовцев, как правило, имел для них смертельный исход, но известны несколько случаев, когда полученные при этом тяжелые ранения затем излечивались врачами.
Живут и работают сейчас матросовцы В. Майборский и Т. Райз.
Вот что рассказывает бывший сержант гвардеец Райз о памятном для него бое 17 октября 1944 года при переходе границы Восточной Пруссии:
— Граница шла по реке Шервинта. Противоположный берег был сильно укреплен. Но там Германия, там победа… Наш батальон форсировал реку и завязал бой. Вдруг застрочили пулеметы из дота. Командир батальона приказал мне с группой бойцов любыми средствами уничтожить дот. Захватив гранаты и диски, мы поползли к нему. Побросали в него гранаты, диски наши опустели. Два вражеских пулемета замолчали, третий же продолжал косить наших бойцов. Я оказался в нескольких метрах от амбразуры. Думаю: «Приказ не выполнен, товарищи гибнут, а меня ждет та же участь, если не буду действовать…» Оставался один выход: я поднялся и прижался к раструбу амбразуры. Что было дальше, ничего не помню.
А дальше было так: полк с боями ушел вперед, а тяжело раненного сержанта отправили в госпиталь. Сейчас Т. X. Райз живет в Москве, работает на одном из заводов столицы.
…Год от году поиски военных историков, краеведов и широких кругов следопытов вписывают в историю подвига, который мы называем матросовским, новые имена. Сама множественность эта лишний раз убеждает, как безграничен героизм в характере советских людей, как бескорыстна и беззаветна преданность их социалистическому Отечеству.

Н. Борисов[1]

[1] http://www.molodguard.ru/heroes4507.htm

Подготовила Оксана Снегирь

23 февраля - история и современность

В настоящее время в России праздник 23 февраля носит название День защитника отечества. Этим названием пытаются скрыть его прежние названия – День Советской Армии (День Красной Армии). Не было бы ничего плохого в том, чтобы почтить защитников отечества, например, времен войны с Наполеоном или русско-турецких войн, но это уместнее делать в другие даты. А 23 февраля в первую очередь мы празднуем создание Красной Армии – той армии, что победила в Гражданской войне, разгромила белых и других врагов Советской власти – предшественников нынешних либералов, монархистов и националистов.
Сейчас «патриоты»-монархисты в один голос с вроде бы ненавидимыми ими либералами-западниками любят злорадствовать по поводу того, что в феврале 1918 большевики не смогли дать отпор немцам.
Да, в первые дни своего существования сил Красной Армии было недостаточно. Пришлось пойти на тяжелые условия Брестского мира. Но это позволило выиграть время и справиться с другой, не меньшей чем кайзеровская армия, опасностью, которую для Советской России представляли начавшие гражданскую войну белые, столь любезные нынешним антисоветчикам.
Относительно гражданской войны следует отметить, что вопреки тому, что сейчас утверждается, ее начали не красные. Вообще-то говоря, мы не считаем само по себе «развязывание гражданской войны» чем-то абсолютно неприемлемым. Кубинская революция, например, проходила именно таким образом. В России Ленин выдвигал идею «превратить империалистическую войну в гражданскую», и взять власть путем победы в ней было бы вполне возможным развитием событий. Но события развернулись иначе. Восстанию удалось взять власть сразу же, противник не сумел оказать существенного сопротивления. Советская власть достаточно быстро и сравнительно малой кровью установилась по всей стране. Теперь у большевиков, уже находящихся у власти, не было никакой необходимости начинать гражданскую войну. Начали ее, спустя некоторое время, противники Советской власти, белые.
Нынешняя буржуазная пропаганда пытается внушать, что гражданская война «бессмысленная», «братоубийственная» и т. п. При этом, как нетрудно заметить, все это все эти отрицательные эпитеты они относят исключительно к действиям красных. Под воздействием этой пропаганды даже некоторые из тех, кто называет себя коммунистами, начинает верить, что Гражданская война это «ужасная катастрофа».
Не следует так считать. Гражданская война стала тяжелым испытанием, но выдержав его, Советская республика доказала свою жизнеспособность.
В.И.Ленин говорил: «Революция есть война. Это – единственная законная, правомерная, справедливая, действительно великая война из всех войн, какие знает история. Эта война ведется не в корыстных интересах кучки правителей и эксплуататоров, как все и всякие войны, а в интересах массы народа против тиранов, в интересах миллионов и десятков миллионов эксплуатируемых и трудящихся против произвола и насилия».
Хоть это было и нелегко, белых разгромили. Не спасли их и интервенты стран Антанты, помощью которых эти «радетели национальных интересов» отнюдь не брезговали. Победили и других врагов – разнообразных националистов на Украине, Кавказе и Средней Азии.
Особого праздника победы в гражданской войне не учреждалось. Вовсе не потому, что, как это некоторые сейчас утверждают, считали это недостойным. Нет, этой победой вполне заслуженно гордились, но в том числе и этот смысл (победа в Гражданской войне) стал вкладываться в празднование Дня Красной Армии.
Германию Красные победили в 1945 г., причем это был уже более сильный противник, чем Германия начала ХХ века. В период после Второй Мировой войны Советская армия была достаточно сильна, чтобы дать отпор любому противнику. Поэтому враги так и не решились на то, чтобы попытаться справиться с Советским Союзом в новой мировой войне.
К сожалению, от предательства в руководстве собственной страны армия государство защитить не смогла...
Мы верим, что настанет время, когда 23 февраля снова будут праздновать как День защитника СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОТЕЧЕСТВА!!!
ЦК ВКПБ

Народное кино о войне.

b322ca096cb542fb822389027a7dc380.jpeg

Народное кино. Возможно ли сегодня снять по-настоящему народное кино в условиях, прости господи, рынка, который завладел умами многих наших сограждан, когда денежная масса стоит впереди таких понятий как человеческий облик, высокая мораль, духовность, подвиг, жертвенность? Именно таким вопросом решила задаться авторская команда во главе с режиссёром, сценаристом и продюсером Андреем Шальопой – человеком, задумавшим снять такое кино, которое может быть поддержано самими зрителями, кино, в съёмки которого свою посильную (в том числе и финансовую) помощь может вложить каждый зритель.
Речь идёт об уникальном отечественном проекте – художественном фильме «28 панфиловцев», идея создания которого родилась в недрах питерской студии «LPS». Уникальность проекта в том, что он снимается именно на народные средства – не на миллионы и миллиарды, которые в иных случаях выделяются из государственного и прочих бюджетов, а на деньги рядовых россиян. Цель авторской группы – донести до современного зрителя то, что происходило на подступах к Москве в далёком 1941 году, то, как бойцы в подмосковных снегах Волоколамского направления противостояли танковым армадам гитлеровцев (2-й и 11-й танковым дивизиям противника), то, что есть настоящий подвиг во имя Отечества.
Авторы, отвечая на многочисленные вопросы зрительского сообщества, заявляют, что они не собираются муссировать перестроечный и постперестроечный тезис о том, что история о 28 бойцах-панфиловцах – защитниках Москвы – это миф. Авторы не собираются снимать фильм «по мотивам» гиперлиберальных россказней о том, как «одна винтовка на троих», как «пьяные бойцы в окопах ходят в туалет, используя газеты с портретом Сталина», как «кровопийцы-политруки строчат доносы», как «малолетние преступники искупают вину кровью». Этих наплодившихся после распада СССР «шедевров» либеральной литературы и «документалистики» в «28 панфиловцев» Андрея Шальопы не будет. И слава богу!
Авторский коллектив снимает фильм, который посвящён героической обороне Москвы – тому, что должно воспитывать, тому, что может послужить зерном общественной консолидации (консолидации, скажем так, здоровых сил, а не тех, кто любое патриотическое начинание воспринимает исключительно болезненно). В этом случае не так уж важно, сражались ли против гитлеровских танковых дивизий 16 ноября 1941 года 28 или 280 бойцов. Важное другое – то, как в минуты наивысшей опасности для своей Родины, человек может идти на поступки, достойные не просто уважения, но и самого настоящего восхищения.
Кто-то скажет: пафос… Но что плохого в здоровом пафосе? В конце концов, именно на героической патетике в нашей стране были воспитаны целые поколения. Если для кого-то кинематографическое повествование о героизме советского солдата выглядит чем-то предосудительным, если он привык доверять исключительно тем материалам, в которых «торжество кровавой гэбни», это личное дело такого человека. Как говорится: иди и пересмотри «Сволочей»…
Сценарий фильма был написан ещё 5 лет назад, Первоначально авторы фильма (в 2009 году) решили обратиться за финансовой помощью для реализации проекта в государственные структуры – в Фонд поддержки патриотического кино при президенте и даже лично к президенту РФ, которым на тот момент был Дмитрий Медведев. Однако, как выяснилось, и фонд, и президент к съёмкам фильма по сценарию Андрея Шальопы оказались равнодушными. Читали ли сценарий? – это уже отдельный вопрос. Возможно, отравили «в долгий ящик», и вовсе не читая, как часто бывает, если идея приходит «снизу»… Сами авторы фильма объясняют реакцию госвластей так: возможно, в фонде при президенте подумали, что на фильм придётся потратить примерно столько же средств, сколько в последнее время на съёмки тратят такие мэтры как Никита Михалков, например…
После того как творческая группа поняла, что господдержки не дождаться, и родилась идея снять фильм на народные средства. Возможно отказ госвластей от финансирования - только на пользу фильму...
Было предложено всем тем, кому интересно художественное воплощение одного из самых трагичных и героических этапов обороны Москвы, поучаствовать как в работе над фильмом, так и в финансировании этой работы. Откликнулось огромное число людей. Одни предложили поработать в качестве актёров массовки на совершенно безвозмездной основе, другие – помочь имеющимися у них историческими фактами и свидетельствами событий ноября 1941 года, третьи – просто перечислили деньги.
К данной минуте набралось около 10,1 миллионов рублей – чуть больше 6-й части общей суммы. Не имеюм никакого права призывать всех читателей, чтобы вы поддержали именно этот проект, но для тех из вас, кто всё же решил высказать такую поддержку, представляем страницу «28 панфиловцев». Через неё можно связаться с авторским коллективом фильма.

P.S. Съёмки начаты в октябре прошлого года на площадках "Ленфильма".

Сталинский террор – миф.

Миллионы ныне живущих людей - дети или внуки жертв сталинского террора: переживших лагеря, насильно лишенных жилища, целыми семьями и народами отправленных на переселение. «ГУЛАГ» – это не только наше прошлое, это слово во многих языках мира - нарицательное: олицетворение тоталитарной системы, в которой человек - винтик бездушной государственной машины. (с)

Такими высказываниями пестрит интернет. Каждый желающий плюнуть в «эту страну», приводит как самые яркие доводы: «срока огромные в этапы длинные», «пол страны сидит – вторая половина охраняет», «на каторгу за поднятый на дороге колосок» и тому подобные ужасы. А так ли было на самом деле?

Сталинский террор - миф Я не буду углубляться в раскулачивание и классовую борьбу. Потому что тогда страна была другая, и строй, и цели были другими. Попробуем говорить о деяниях, которые при любом строе будут преступными, чтобы нагляднее были цифры.

Не особо доверяя тому, что «пишут в интернетах», я обратился к очевидцу событий.

"Моя мама выросла в рабочей семье. Жили в частном секторе на окраине Костромы, все соседи, все друг друга всю жизнь знают. Обычный поселок, кто-то живет лучше, кто-то хуже. У всех подсобное хозяйство помогало справляться с трудностями и не голодать. Большинство жителей работали на находящейся неподалеку фабрике.

Женщина – соседка моей матери, была осуждена на семь лет лагерей. Ее потом приводили как пример ужасов сталинского режима. Семь лет лесоповала за пол-литра унесенного с фабрики масла для своих голодных детей! Какой ужас! Как кричат демократы: «есть хотел – хлеб украл и за колосок на каторгу»!

Послушаем очевидца. Как оказалось – пол-литра масла было вовсе не пол-литра. Эта женщина сделала себе специальный резиновый пояс и в нем, после каждой смены, выносила с фабрики масло. Масло сбывалось на рынке, семья жила припеваючи, строили дом и сытно питались. Да и поймали то ее случайно, охрана на фабрике участвовала в схеме воровства, имела свою, неплохую долю и воровали все вольготно и помногу. Вот так, кто-то честно работал, восстанавливал страну, а кто-то сладко пил и жирно ел за счет других. Они, впоследствии, были осуждены и пополнили списки затерроризированных Сталиным. Эта женщина отсидела и вернулась здоровой. В ее жизни еще было много приятных моментов. Вот так рассказывают очевидцы.

Ну, так, где ж искать правду? Попробуем, не особо углубляясь в историю, вдуматься в общеизвестные цифры. Википедия нам говорит буквально следующее:

…число осуждённых за контрреволюционные преступления за период с 1921 г. по 1 февраля 1954 г. Согласно справке, всего за этот период было осуждено Коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 человек, в том числе приговорено к смертной казни 642 980 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже — 2 369 220 человек, к ссылке и высылке — 765 180 человек…

Давайте вдумаемся в эти цифры. «Контрреволюционные преступления» - это не только шпионы и предатели, в эти цифры включаются и «жертвы неоправданно жестоких наказаний по некоторым уголовным статьям (по «закону о колосках», за прогулы и т. п.)» Здесь мы имеем общую картину борьбы с вредительством в то время.

Я не буду давать оценку оправданности или неоправданности наказаний – этого нам, потомкам тех, кто строил ядерную державу, делать, никак не следует. Все, что было сделано – было сделано. А вот уберечь от поливания грязью можно и нужно.

Оценки количества репрессированных очень разнятся в разных источниках. От миллионов замученных в лагерях, до десятков миллионов. Наверняка, чем дальше муссируется слух о кровожадности Сталина, тем эти цифры будут еще расти, поэтому будем опираться на официальные данные.

Итак, имеем:

Промежуток времени: 1921 – 1954 годы.

Количество: Примерно 3 млн.

И вот тут возникает первый вопрос. 3 млн. кого? Человек, или все-таки приговоров? За 33 года жулики успевают сделать в зону по нескольку ходок. Среди этого контингента очень большой процент рецидива и за тридцать лет все они были осуждены неоднократно. Учитывая, что страна восстанавливалась, люди элементарно голодали, воровство процветало, и эти действия подходили именно под «контрреволюционные преступления».

Вспомните Шарапова: «Папаша, а можно я поем немного? А то после тюремных харчей на твое изобилие смотреть больно.»

Осужденные, «за пол-литра масла», жулики, отсидев свои пять-семь лет, возвращались, снова воровали «колоски» и снова уходили топтать зону, за тридцать три года - многократно. А каждый суд – это человек, который был посчитан как затерроризированный Сталиным.

«…на подлиннике справки Павлова, хранящейся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), к цифре 2 945 тыс. (количество осуждённых за 1921—1938 гг.) неизвестной рукой карандашом сделано примечание: «30 % угол. = 1 062» — то есть произвольно было сочтено, что 30 % всех осуждённых с 1921 г. по 1938 г. по делам ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД составляют уголовники»

30% уголовников. И это явные уголовники, которых даже «кровавая гэбня» постеснялась назвать политическими. Но ведь как говорят демократы: «за колосок на каторгу» - уже политический, то значит в эти 30% не учтены жулики, которые расхищали социалистическую собственность. Так сколько же в те годы осудили обыкновенного жулья? Можно предположить, что существенно больше половины осужденных, были, по современным меркам, обыкновенные жулики и ворье. Просто тогда правосудие вполне справедливо считало – раз расхищаешь соц.собственность – значит подрываешь общество, значит - враг. (ведь это же очевидно) И так же не учтен процент рецидива.

Как видите, если говорить об именно сталинских репрессиях против врагов народа - инакомыслящих, которые не воровали и разбойничали, а были идейно против режима, то эти цифры можно уменьшать и уменьшать. Ну ладно, если уж современные демократы видят ужасы в борьбе с вредителями, то уменьшать ничего не будем, а возьмем те цифры, которые лежат на поверхности.

Примерно три миллиона за тридцать лет. При населении страны 160 миллионов человек, это меньше чем: Два человека из ста. За тридцать лет.

А теперь подумайте, я обращаюсь к тем, кому за 30. Возьмите среднестатистические сто человек, которые вы встречали на протяжении всей своей жизни и скажите честно. Есть среди них двое, по кому тюрьма плачет? Возьмите сто среднестатистических человек (это довольно большая толпа) и как Вы думаете, есть среди них двое, которых следовало бы судить?

Все, кому я задавал этот вопрос, отвечали положительно. Ответы были разными, но все они лежали в диапазоне от:

«Да, конечно есть!»

И до:

«Да половину посадить надо бы! Одно жулье кругом!»

Ну. Так был ли «кровожадный тиран»? Кого репрессировали то? Жулье и предателей? А что с ними надо было делать? Судить условно и отпускать за границу, как это принято сейчас? Сталин и его «кровавая гэбня» не сделали даже части того, чего сейчас хотели бы многие. Тогда они судили только явных врагов народа, тех, кто не давал строиться державе.

И Великая держава была построена. Просто вдумайтесь в факты. Страна была полностью восстановлена и вдобавок совершила огромный рывок в развитии. Первые освоили космос, первые взорвали «кузькину мать». Тогда было создано большинство из того, что вызывает гордость и по сей день. Не Англия, которая наживалась в войну на продаже оружия, и не Штаты, которые так гордятся своими технологиями и которых война почти не коснулась. А страна, лежавшая в руинах и потерявшая на войне 22 миллиона своих граждан. СССР задал такой темп развития, что его потенциальным соперникам пришлось здорово попотеть только лишь, чтобы просто поспевать за ним.

Возможно, мой взгляд покажется кому-то слишком утрированно-патриотическим. Таким я сразу отвечу: а каким еще ему быть? Я родился и вырос в СССР, я знаю не по дерьмократическим интернет-бредням, какая это была Страна. У меня есть свое мнение, которое я и постарался изложить в этом опусе. Неприятно, когда осужденные за антиобщественную деятельность, опарыши, начинают писать книги о том, как их ущемило правосудие и становятся более популярным, чем руководство страны задающей темп развития всей планете. Еще неприятнее, когда это тиражируют и растаскивают по пустым, промытым «кокаколой» и пивом, головам.

Не было тирании. Не было «кровавой гэбни» .

А на вопрос: «а как же все-таки раскулачивание и депортации?» - существует один ответ. Тогда была другая страна и то, что делали законные власти – было законным, а значит правильным. Создавался другой строй, страна шла другим курсом и вполне закономерно боролась с инакомыслящими:

« Мы говорим часто, что развиваем социалистические формы хозяйства в области торговли. А что это значит? Это значит, что мы тем самым вытесняем из торговли тысячи и тысячи мелких и средних торговцев. Можно ли думать, что эти вытесненные из сферы оборота торговцы будут сидеть молча, не пытаясь сорганизовать сопротивление? Ясно, что нельзя.

Мы говорим часто, что развиваем социалистические формы хозяйства в области промышленности. А что это значит? Это значит, что мы вытесняем и разоряем, может быть, сами того не замечая, своим продвижением вперед к социализму тысячи и тысячи мелких и средних капиталистов-промышленников. Можно ли думать, что эти разоренные люди будут сидеть молча, не пытаясь сорганизовать сопротивление? Конечно, нельзя.

Мы говорим часто, что необходимо ограничить эксплуататорские поползновения кулачества в деревне, что надо наложить на кулачество высокие налоги, что надо ограничить право аренды, не допускать права выборов кулаков в Советы и т. д., и т. п. А что это значит? Это значит, что мы давим и тесним постепенно капиталистические элементы деревни, доводя их иногда до разорения. Можно ли предположить, что кулаки будут нам благодарны за это, и что они не попытаются сорганизовать часть бедноты или середняков против политики Советской власти? Конечно, нельзя.

Не ясно ли, что все наше продвижение вперед, каждый наш сколько-нибудь серьезный успех в области социалистического строительства является выражением и результатом классовой борьбы в нашей стране?

Но из всего этого вытекает, что, по мере нашего продвижения вперед, сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться, а Советская власть, силы которой будут возрастать все больше и больше, будет проводить политику изоляции этих элементов, политику разложения врагов рабочего класса, наконец, политику подавления сопротивления эксплуататоров, создавая базу для дальнейшего продвижения вперед рабочего класса и основных масс крестьянства.

Нельзя представлять дело так, что социалистические формы будут развиваться, вытесняя врагов рабочего класса, а враги будут отступать молча, уступая дорогу нашему продвижению, что затем мы вновь будем продвигаться вперед, а они - вновь отступать назад, а потом "неожиданно" все без исключения социальные группы, как кулаки, так и беднота, как рабочие, так и капиталисты, окажутся "вдруг", "незаметно", без борьбы и треволнений, в лоно социалистического общества. Таких сказок не бывает и не может быть вообще, в обстановке диктатуры-пролетариата - в особенности.

Не бывало и не будет того, чтобы отживающие классы сдавали добровольно свои позиции, не пытаясь сорганизовать сопротивление. Не бывало и не будет того, чтобы продвижение рабочего класса к социализму при классовом обществе могло обойтись без борьбы и треволнений. Наоборот, продвижение к социализму не может не вести к сопротивлению эксплуататорских элементов этому продвижению, а сопротивление эксплуататоров не может не вести к неизбежному обострению классовой борьбы.»

И. В. Сталин, Речь «Об индустриализации и хлебной программе» 9 июля 1928 года на пленуме ЦК ВКП(б)


Конечно, в натуральных цифрах, пострадавших было много. Это и породило миф о «избыточно репрессивной политике государства», но в масштабах страны того времени, это была вполне оправдавшая себя, а значит верная политика. Была восстанавливающаяся и развивающаяся страна, которая защищала свои достижения. Из которой, сильные люди, смогли построить сильную космическую и ядерную державу. Достижениями которой, мы с вами пользуемся и по сей день.

А то, что сейчас кто-то думает, что некоторые из тех, осужденных, были осуждены и отправлены в лагеря несправедливо – так это взгляд сегодняшнего обывателя, на те события. Того, кто видит, как сегодня отпускают преступников продающих военные секреты Родины и кто считает это нормальным. У кого на глазах разворовывают народное достояние, и кто считает это в порядке вещей. Того, кто сам «участвует в дележе» и находится «у кормушки». Тот, кого в сталинское время, отправили бы «в этапы длинные на срока огромные».

Таких сейчас гораздо больше, чем двое из ста. Оглянитесь, вокруг. Задумайтесь.

Сталинский фундамент

Несмотря на титанические усилия ненавистников Сталина, его авторитет в среде русского народа не только не пошатнулся, но и окреп. Великие дела и завоевания сталинской эпохи видны даже спустя много десятилетий. По сути, именно на них всё и держится по сей день. И это несмотря на то, что Сталину довелось действовать в условиях тотальной разрухи (после гражданской войны) и беспощадного натиска внешних врагов.

Историк и публицист Андрей Фурсов так оценивает эту историческую фигуру:

«Однажды Сталин сказал, что после его смерти на его могилу нанесут много мусора, однако ветер истории его развеет. Всё и вышло так, как предвидел вождь. Не прошло и несколько лет, как один из главных «стахановцев террора» 1930-х годов Н. Хрущёв (именно на его запросе увеличить квоты на расстрел Сталин написал: «Уймись, дурак») начал поливать вождя грязью. Хрущёв не был первым в этом плане: систематический полив Сталина (правда, вперемежку с реальной критикой) начал Троцкий, ну а не вышедший умом бывший троцкист Хрущёв оставил только полив. Затем к Хрущёву в качестве «мусорщиков» присоединились наиболее рьяные из «шестидесятников», ну а о диссидентах, «певших» под чужие «голоса» и «плывших» на чужих «волнах», и говорить нечего — они были частью западной антисоветской пропаганды.

Перестройка ознаменовала новый этап в шельмовании Сталина. Здесь, однако, не Сталин был главной мишенью, а советский социализм, советский строй, советская история, а за ними — русская история в целом. Ведь заявил же один из бесов перестройки, что перестройкой они ломали не только Советский Союз, но всю парадигму тысячелетней русской истории. И то, что главной фигурой слома был выбран именно Сталин, лишний раз свидетельствует о роли этого человека-явления не только в советской, но и в русской истории — сталинизм, помимо прочего, стал активной и великодержавной формой выживания русских в ХХ веке в условиях исключительно враждебного окружения, нацелившегося на «окончательное решение русского вопроса» — Гитлер в этом плане вовсе не единственный, просто он — по плебейской манере — громче всех кричал, повторяя то, чему набрался у англосаксов.

Иначе как бредом не назвать то, что «ковёрные антисталинисты» подают в качестве «аргументации». Это либо сплошные, на грани истерики эмоции в духе клубной самодеятельности с выкриками «кошмар», «ужас», «позор», очень напоминающими шакала Табаки из киплинговского «Маугли» с его «Позор джунглям!», — эмоции без каких-либо фактов и цифр. Либо оперирование фантастическими цифрами жертв «сталинских репрессий»: «десятки и десятки миллионов» (почему не сотни?). Если на что и ссылаются, то на «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына. Но Солженицын-то был мастер легендирования и заготовки «подкладок». Например, он не претендовал в «Архипелаге…» на цифирную точность; более того, выражался в том смысле, что указанное произведение носит, так сказать, импрессионистский характер. Подстраховался «Ветров» — вот что значит школа.

А ведь за последнюю четверть века на основе архивных данных (архивы открыты) и наши, и западные (прежде всего американские) исследователи, большинство которых вовсе не замечены в симпатиях ни к Сталину, ни к СССР, ни даже к России, подсчитали реальное число репрессированных в 1922-53 гг. (напомню, кстати, что, хотя «сталинская» эпоха формально началась в 1929 г., по сути, только с 1939 г. можно формально говорить о полном контроле Сталина над «партией и правительством», хотя и здесь были свои нюансы), и никакими «десятками миллионов» или даже одним «десятком миллионов» там и не пахнет.

За последние годы появились хорошо документированные работы, показывающие реальный механизм «репрессий 1930-х», которые как массовые были развязаны именно «старой гвардией» и «региональными баронами» вроде Хрущёва и Эйхе в качестве реакции на предложение Сталина об альтернативных выборах. Сломить сопротивление «старогвардейцев» вождь не смог, но точечный (не массовый!) удар по их штабам нанёс. Я оставляю в стороне борьбу с реальными заговорами — противостояние Сталина левым глобалистам-коминтерновцам, как и Троцкий, считавшим, что Сталин предал мировую революцию и т.п. Таким образом, реальная картина «репрессий 1930-х» намного сложнее, чем это пытаются представить хулители Сталина; это многослойный и разновекторный процесс завершения гражданской войны, в котором собственно «сталинский сегмент» занимает далеко не бoльшую часть.

Аналогичным образом проваливается второй главный блок обвинений Сталина — в том, как складывалась в первые месяцы Великая Отечественная война: «проморгал», «проспал», «не верил Зорге», «верил Гитлеру», «сбежал из Кремля и три дня находился в прострации» и т.п. Вся эта ложь давно опровергнута документально, исследователи об этом прекрасно знают — и о том, что Сталин ничего не проспал, и о том, что на самом деле никогда не верил Гитлеру, и о том, что правильно не верил Зорге, и о реальной вине генералов в канун 22 июня. Здесь не место разбирать все эти вопросы, но от одного замечания не удержусь. Уж как зубоскалили антисталинисты над заявлением ТАСС от 14 июня 1941 г.; в заявлении говорилось, что в отношениях СССР и Германии всё нормально, что СССР продолжает проводить миролюбивый курс и т.п. «Мусорщики» трактуют это как «глупость и слабость Сталина», как «заискивание перед Гитлером». Им не приходит в голову, что адресатом заявления были не Гитлер и Третий рейх, а Рузвельт и США. В апреле 1941 г. Конгресс США принял решение, что в случае нападения Германии на СССР США будут помогать СССР, а в случае нападения СССР на Германию — Германии.

Заявление ТАСС фиксировало полное отсутствие агрессивных намерений у СССР по отношению к Германии и демонстрировало это отсутствие именно США, а не Германии. Сталин прекрасно понимал, что в неизбежной схватке с рейхом его единственным реальным союзником могут быть только США, они же удержат Великобританию от сползания в германо-британский антисоветский союз. И уж, конечно же, нельзя было допустить неосторожным движением, к которому подталкивал русских Гитлер, спровоцировать возникновение североатлантического (а точнее, мирового — с участием Японии и Турции) антисоветского блока. В этом случае Советскому Союзу (относительный военный потенциал на 1937 г. — 14%) пришлось бы противостоять США (41,7%), Германии (14,4%), Великобритании (10,2% без учёта имперских владений), Франции (4,2%), Японии (3,5%), Италии (2,5%) плюс шакалам помельче. Кстати, с учётом этих цифр и факта решения Конгресса США очевидна вся лживость схемы Резуна и иже с ним о якобы подготовке Сталиным нападения на Германию в частности и на Европу в целом.

Есть один чисто психологический нюанс в обвинениях научной и околонаучной братии в адрес Сталина. Во всём, точнее, во всём, что считается отрицательным в правлении Сталина (положительное проводится по линии «вопреки Сталину») винят одного человека как якобы наделённого абсолютной властью, а потому всемогущего. Но, во-первых, Сталину удалось упрочить свою власть лишь к концу 1930-х годов; до этого — борьба не на жизнь, а на смерть, хождение по лезвию, постоянная готовность отреагировать на радостный крик стаи: «Акела промахнулся». Война — не лучшее время для единоличных решений. Ну а период 1945-1953 гг. — это время постоянной подковёрной борьбы различных номенклатурных группировок друг с другом — и против Сталина. Послевоенное 8-летие — это история постепенного обкладывания, окружения стареющего вождя номенклатурой (при участии определённых сил и структур из-за рубежа); попытка Сталина нанести ответный удар на XIX съезде ВКП(б)/КПСС (1952 г.) и сразу после него окончилась смертью вождя. Таким образом, в реальной, а не «профессорской» истории, по поводу которой Гёте заметил, что она не имеет отношения к реальному духу прошлого — это «…дух профессоров и их понятий, / Который эти господа некстати / За истинную древность выдают», Сталин никогда не был абсолютным властелином — Кольца Всевластия у него не было. Это не значит, что он не несёт личную ответственность за ошибки, жестокость и пр., несёт — вместе с жестокой эпохой, по законам и природе которой его и нужно оценивать.

Но дело не только в этом. Простая истина заключается в следующем: тот, кто руководил коллективом хотя бы из 10 человек, знает, что абсолютная власть невозможна — и она тем менее возможна, чем больше подчинённых. Бoльшая часть тех, кто писал и пишет о Сталине, никогда ничем и никем не руководили, не несли ответственности, т.е. в этом смысле суть люди безответственные. К тому же на власть они нередко проецируют свои амбиции, страхи, претензии, желания, «сонной мысли колыханья» (Н. Заболоцкий) и, не в последнюю очередь, тягу к доносительству (не секрет, что больше всего советскую эпоху Сталина и КГБ ненавидят бывшие стукачи, доносчики, ведь легче ненавидеть систему и её вождя, чем презирать собственную подлость — вытеснение, понимаешь).

Абсолютная власть — это мечта совинтеллигенции, нашедшая одно из своих отражений в «Мастере и Маргарите»; помимо прочего, именно поэтому роман стал культовым для совинтеллигенции (а «Записки покойника», где этому слою было явлено зеркало, — не стал). Сводить суть системы к личности одного человека — в этом есть нечто и от социальной шизофрении, и от инфантилизма, не говоря уже о профессиональной несостоятельности.

Можно было бы отметить и массу иных несуразностей, ошибок и фальсификаций «наносчиков мусора» на могилу Сталина, но какой смысл копаться в отравленных ложью и ненавистью, замешанной на комплексах и фобиях, мозгах? Интереснее разобрать другое: причины ненависти к Сталину, страха перед ним целых слоёв и групп у нас в стране и за рубежом, страха и ненависти, которые никак не уйдут в прошлое, а, напротив, порой кажется, растут по мере удаления от сталинской эпохи. Как знать, может это и есть главная Военная Тайна советской эпохи, которую не дано разгадать буржуинам и которая висит над ними подобно «дамоклову мечу»?

Нередко говорят: «Скажи мне кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты». На самом деле человека в не меньшей степени определяют не друзья, а враги: «Скажи мне, кто твой враг, и я скажу тебе, кто ты». Поразмышляем о Сталине сквозь призму ненависти к нему и страха перед ним его врагов и их холуёв.

Отношение к лидерам: царям, генсекам, президентам, — интересная штука в силу своей, по крайней мере, внешне, парадоксальности. В русской истории было три крутых властителя — Иван Грозный, Пётр I и Иосиф Сталин. Наиболее жестокой и разрушительной была деятельность второго: в его правление убыль населения составила около 25% (народ мёр, разбегался); на момент смерти Петра казна была практически пуста, хозяйство разорено, а от петровского флота через несколько лет осталось три корабля. И это великий модернизатор? В народной памяти Пётр остался Антихристом — единственный русский царь-антихрист, и это весьма показательно. А вот Иван IV вошёл в историю как Грозный, и его время в XVII в. вспоминали как последние десятилетия крестьянской свободы. И опричнину в народе практически недобрым словом не поминали — это уже «заслуга» либеральных романовских историков. Сталин, в отличие от Петра, оставил после себя великую державу, на материальном фундаменте которой, включая ядерный, мы живём до сих пор, а РФ до сих пор числится серьёзной державой (пусть региональной, но без сталинского фундамента нас ожидала и ожидает участь сербов, афганцев и ливийцев, никаких иллюзий здесь питать не надо).

Парадокс, но из трёх властителей Пётр, несмотря на крайнюю личную жестокость и провальное царствование, любим властью и значительной частью интеллигенции. Ему не досталось и десятой доли той критики, которую либеральная историография и публицистика обрушила на головы Ивана Грозного и Иосифа Сталина. Грозному царю не нашлось места на памятнике «Тысячелетие России», а Пётр — на первом плане. Что же такого делал Пётр, чего не делали Иван и Иосиф? Очень простую вещь: позволял верхушке воровать в особо крупных размерах, был либерален к «проказам» именно этого слоя. За это и любезен власти (портрет Петра I в кабинете Черномырдина очень символичен) и отражающему её интересы, вкусы и предпочтения определённому сегменту историков и публицистов. Иван Грозный и Сталин были жестки и даже жестоки по отношению, прежде всего, к верхушке. «Проклятая каста!» — эти слова сказаны Сталиным, когда он узнал о том, что эвакуированная в г. Куйбышев номенклатура пытается организовать для своих детей отдельные школы.

Всю свою жизнь у власти Сталин противостоял «проклятой касте», не позволяя ей превратиться в класс. Он прекрасно понимал, как по мере этого превращения «каста» будет сопротивляться строительству социализма — именно это Сталин и имел в виду, когда говорил о нарастании классовой борьбы по мере продвижения в ходе строительства социализма. Как продемонстрировала перестройка, вождь оказался абсолютно прав: уже в 1960-е годы сформировался квазиклассовый теневой СССР-2, который в союзе с Западом и уничтожил СССР-1 со всеми его достижениями. При этом реальное недовольство населением было вызвано СССР-2, т.е. отклонением от модели, но заинтересованные слои провернули ловкий пропагандистский трюк: выставили перед населением СССР-2 с его изъянами, растущим неравенством, искусственно создаваемым дефицитом и т.п. в качестве исходной проектной модели СССР-1, которую нужно срочно «реформировать».

В советское время, как при жизни Сталина, так и после его смерти, вождя ненавидели главным образом две властные группы (и, соответственно, связанные с ними отряды совинтеллигенции). Во-первых, это та часть советской элиты, которая была заряжена на мировую революцию и представители которой считали Сталина предателем дела мировой революции или, как минимум, уклонистом от неё. Речь идёт о левых-глобалистах-коминтерновцах, для которых Россия, СССР были лишь плацдармом для мировой революции. Им, естественно, не могли понравиться ни «социализм в одной, отдельно взятой стране» (т.е. возрождение «империи» в «красном варианте»), ни обращение к русским национальным традициям, на которые они привыкли смотреть свысока, ни отмену в 1936 г. празднования 7 ноября как Первого дня мировой революции, ни появление в том же 1936 г. термина «советский патриотизм», ни многое другое.

Показательно, что уже в середине 1920-х годов Г. Зиновьев, «третий Гришка» российской истории (знали бы те, кто нумеровал, каким ничтожеством по сравнению даже с третьим окажется четвёртый), аргументировал необходимость снятия Сталина с должности генсека тем, что того «не любят в Коминтерне», а одним из главных критиков Сталина в 1930-е годы был высокопоставленный коминтерновский функционер О. Пятницкий.

Вторую группу сталиноненавистников можно условно назвать «советскими либералами». Что такое «либерал по-советски»? Разумеется, это не либерал в классическом смысле, да и вообще не либерал — даже низэ-э-энько-низэ-э-энько не либерал. Советский номенклатурный либерал — занятный штемп: это чиновник, который стремился потреблять больше, чем ему положено по жёстким правилам советско-номенклатурной ранжированно-иерархической системы потребления, а потому готовый менять власть на материальные блага, стремящийся чаще выезжать на Запад и сквозь пальцы глядящий на теневую экономику, с которой он всё больше сливается в социальном экстазе.

В наши дни это называется коррупция, но к совсистеме этот термин едва ли применим: коррупция есть использование публичной сферы в частных целях и интересах. В том-то и дело, однако, что в совреальности не было юридически зафиксированного различия между этими сферами, поскольку не было частной сферы — «всё вокруг колхозное, всё вокруг моё». Речь вместо коррупции должна идти о подрыве системы, который до поры — до времени (до середины 1970-х годов, когда в страну хлынули неучтённые нефтяные доллары) носил количественный характер.

Таким образом, правильнее говорить о деформации системы. Вот эти деформаторы и ненавидели Сталина больше всего, поскольку номенклатурное и около-номенклатурное ворьё понимало, что при его или сходных порядках возмездия не избежать; поэтому так опасалось прихода к власти неосталиниста А. Шелепина, поставило на Л. Брежнева — и не проиграло. Именно при «герое Малой земли» возрос теневой СССР-2 (не теневая экономика, а именно теневой СССР, связанный как со своей теневой экономикой, так и с западным капиталом, его наднациональными структурами, западными спецслужбами), но тень при Брежневе знала своё место, выжидая до поры, а с середины 1970-х годов, готовясь к прыжку, а вот при Горбачёве она заняла место хозяина, уничтожив фасадный СССР-1.

Реальный СССР в начале 1980-х годов напоминал галактическую империю из азимовской «Академии» («Foundation») — благополучный фасад при изъеденных внутренностях. Только у СССР, в отличие от империи, не оказалось математика Селдена с его планом — у нас был «математик»-гешефтматик Б. Березовский и этим всё сказано.

Но вернёмся к сталинофобии. Она довольно чётко кореллирует с потребленческими установками, с установками на потребление как смысл жизни. Символично, что один из «ковёрных антисталинистов» заявил в телеэфире: национальную идею можете оставить себе, а мне дайте возможность потреблять. Может ли такой тип не ненавидеть Сталина и сталинизм? Не может. Сталинизм — это историческое творчество, установка на творчество как цель и смысл жизни, СССР был творческим, высокодуховным проектом, что признают даже те, кто Советскому Союзу явно не симпатизирует. Показательна в этом плане фраза, сказанная бывшим министром образования А. Фурсенко о том, что порок (sic!) советской школы заключался в том, что она стремилась воспитать человека-творца, тогда как задача эрэфовской школы — воспитать квалифицированного потребителя. Это, выходит, и есть национальная, а точнее, групповая идея, поскольку у потребителя и «потреблятства» нет национальности, главное — корыто, а кто его обеспечит, свои или чужие, дело десятое, главное, чтоб было куда хрюкальник воткнуть.

Символично также следующее. Тот самый персонаж, который требовал для себя «праздника потребления», высказывался и в том смысле, что если земли к востоку от Урала сможет освоить мировое правительство, то пусть оно и возьмёт их. Так потребленческая установка антисталинизма совпадает с глобалистской — это две стороны одной медали. Так прочерчивается линия от антисталинизма к смердяковщине, т.е. к русофобии. Социальный мир антисталинистов — это глобальный «скотный двор», главная цель которого — обеспечивать потребление под руководством и надзором мирового правительства. Сталин трижды срывал строительство такого мира на русской земле, именно за это его и ненавидят антисталинисты. Всё прозаично, разговоры же о свободе, демократии, «советском тоталитаризме» бывших советских карьеристов и стукачей никого не могут обмануть.

Парадоксальным образом ими оказалась часть левых (условно: «троцкисты», левые глобалисты) и часть правых (условно: «бухаринцы»). В этом плане становится ясно, что «троцкистско-бухаринский блок» — это не нарушение здравого смысла, а диалектическая логика, которую Сталин, отвечая на вопрос, как возможен лево-правый блок, сформулировал так: «Пойдёшь налево — придёшь направо. Пойдёшь направо — придёшь налево. Диалектика».

Страх позднесоветской номенклатуры перед Сталиным — это страх «теневого СССР» перед исходным проектом, страх паразита перед здоровым организмом, перед возмездием с его стороны, страх перед народом. После 1991 г. этот страх обрёл новое, откровенное, а не скрытое, классовое измерение, которое, как демонстрируют время от времени кампании десталинизации, делает этот страх паническим, смертельным».
создание сайтов Волгоград
16+